Передвижной цирк и штат служащих

Сад богов

Previous Entry Поделиться Next Entry
Дурагая бабушка
Волга
merry1978
Сегодня моей прабабушке Тусе исполнилось бы 100 лет.

Всю свою жизнь она преподавала экономическую географию. Она успела поучиться еще у тех, дореволюционной закалки учителей, и умела анализировать факты вроде бы открытые, но обычно не связываемые воедино, поэтому иногда рассказывала о советской экономике такие вещи, от которых глаза лезли на лоб. При этом она никогда не охала и не ахала, а говорила об этом спокойно, как экономист, не делая никаких эмоциональных заключений. Она, однако, так и не имела степени, потому что должна была защищать кандидатскую, если мне не изменяет память, по Сталинскому плану преобразования природы в 1953 году... в общем, по кому-то проекту Сталина и его реализации; работу, естественно, закрыли. Почти до конца своих дней она готовила абитуриентов в самые престижные московские вузы, и, насколько я знаю, за несколько десятилетий никто не провалился. Уже давно будучи на пенсии, она выписывала массу журналов, и постоянно обновляла все свои материалы и учебные курсы. Мне иногда кажется, что я именно глядя на нее получила первое представление о том, как следует заниматься какой-то наукой. Я с раннего детства помню: приходишь к ней в дом, а там по всем стенам карты, физические и экономические — значит, только недавно кто-то ушел из учеников. С тех пор я обожаю карты.

Она удивительно умела поддерживать контакты с людьми. У нас много родственников в разных городах (и не только в городах), и она со всеми переписывалась, поздравляла со всеми праздниками, поддерживая это огромное семейство на плаву как нечто целое, а не просто воспоминания о том, что «кажется, у нас в N. тоже кто-то живет». У нее хранилась эта переписка, и мне позволяли играть с открытками, когда я была маленькой. Как-то она показала мне мою собственную открытку, написанную, кажется, в первом классе, которая начиналась словами «Дурагая бабушка...» Мы все звали ее бабушкой, потому что так ее звала моя мама.

А еще бабушка Туся знала наизусть «Евгения Онегина», прекрасно играла на фортепиано и чудесно пела. Я помню ее восьмидесятилетие — шумное и веселое, помню, как она пела один из своих любимых романсов, «Вы мной играете, я вижу...» Мне тогда шел семнадцатый год, я заканчивала школу...

Я поступила в МГУ, у меня началась бурная студенческая жизнь, потом в ноябре я познакомилась с Арагорном, мы виделись в общей компании... а в декабре, в разгар моей первой сессии, бабушка Туся слегла с инсультом. Мне кажется, мама нарочно берегла меня, потому что говорила обо всем очень скупо, а я, дуреха, еще не понимала, что к чему. У нас все в семье рано обзаводились детьми, даже и бабушки-дедушки были довольно молоды, а прадед, муж бабушки Туси, умер до моего рождения, и со смертью я никогда раньше не сталкивалась. Наверное, особой надежды не было с самого начала, но сперва дедушка, ее сын, ездил к ней, разговаривал, она была в сознании... а потом бабушка Туся впала в кому.

Двадцать третьего декабря мы с Арагорном были на дне рождения в нашей общей компании, настроение у всех было уже предновогоднее, мы в какой-то момент ушли бродить по зимним улицам, и дело дошло до объяснения... с тех пор мы вместе. А когда я вернулась домой, совершенно ошалевшая от счастья... мама сказала, что бабушка Туся умерла. Дальнейший вечер я помню плохо. Потом были похороны — я добровольно взвалила на себя всякие хозяйственные труды, все равно кому-то нужно было хлопотать для поминок, а я не хотела ехать в морг и на кладбище. Я не хотела видеть ее мертвой, боялась, что это воспоминание заслонит мне ее настоящую. Я хотела помнить ее живой.

Я помню ее разную, и веселую, и строгую. Помню, как она читала нам на даче вслух «Князя Серебряного» и иногда, если хорошенько упросить, играла с нами в карты. Она научила нас играть в слова (составлять наперегонки из одного длинного слова много разных) и, конечно, неизменно выигрывала. Она была настоящей леди и тем, что англичане называют matriarch...

О чем я безумно жалею, это о том, что я не успела познакомить с ней Арагорна. Мне хочется думать, что он ей понравился бы, и она бы понравилась ему. А еще мне иногда кажется, что она не просто так ушла именно тогда, когда у меня — у ее старшей правнучки — начало все складываться во взрослой жизни. Как будто она доберегла меня как-то до этого счастья, хотя, конечно, это наивно — так думать.

Позже она мне несколько раз снилась, все с тем же ощущением любви и заботы, которым всегда был полон ее дом. Надеюсь, ей хорошо там, где она сейчас.

  • 1
как ты замечательно написала. и как замечательно, когда есть такая память и такой ангел-хранитель, где бы она сейчас ни была.

Расплакалась... Спасибо за такой рассказ! :)
А ещё почему-то порадовало, что у тебя опять прежнее название дневника. :)

Я не меняла ничего, наверное, с дизайном что-то...

Спасибо за тёплую память. Надо обязательно вот так записывать всё, что помнится об ушедших родных, тогда и для тех, кто не успел их застать, они будут не просто именами на родословном древе, а частью семейной истории. Вспоминайте сами, расспрашивайте близких и записывайте, потом, когда становишься старше и вдруг осознаёшь, что тебе это по-настоящему нужно, оказывается, что уже поздно, что тех кто видел, помнил и мог рассказать тоже уже нет...

Очень теплый пост, спасибо!

Здравствуйте! Хочу с Вами дружить. Набрела случайно, сначала на пост про судьбу Оськи - искала информацию, не могла поверить. Нашла вот Вас и зачиталась ))

  • 1
?

Log in